Условия использования
открытых данных
Исполнение поручений
и указов Президента РФ
Официальный портал Красноярского края
Министерство культуры Красноярского края
Министерство культуры Российской Федерации (Минкультуры России)
День победы. 70 лет

Портал государственных услуг Российской Федерации
        Правовой портал Нормативные правовые акты в Российской Федерации


Международный опыт: Воспитание кадров в области охраны и сохранении памятников истории и культуры

08.02.2017

Одной из ключевых тем секции «Сохранение культурного наследия» на V Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге, как мы уже рассказывали, стала тема образования хранителей. Какие специалисты сейчас востребованы? Где, кто и чему их учит? Есть ли универсальные Школы наследия? О передовом зарубежном опыте по этой теме «Хранители Наследия» поговорили с Марией-Луизой Катони - профессором, руководителем Школы наследия в Риме.


-        Мария Луиза, первый вопрос, который хотелось бы задать – личного характера. Каким был Ваш путь в мир культурного наследия?

-        Я изучала археологию в  Университете Пизы и Scuola Normale Superiore. Затем я получила работу в исследовательском институте в США, где проработала шесть лет. А в 2009 году я пришла в IMT School for Advanced Studies Lucca, где сейчас преподаю археологию и древнее искусство. Ну а тогда, в 2009-м, директор IMT попросил трех человек предложить проект по новой программе PhD по культурному наследию. Я посмотрела на мировую практику и лишний раз утвердилась в своем мнении, что именно в Италии образовательные программы по консервации и реставрации лучше всего разработаны и позиционированы. Затем я предложила программу PhD по анализу и управлению культурным наследием, в которой управленческие функции сопряжены с методами анализа культурного наследия: специалисты по археологии или архитектуре, или истории искусств получают навыки управления таким сложным и многогранным феноменом как культурное наследие. После нескольких лет довольно успешной работы этой программы в IMT School in Lucca, министр культуры попросил меня сделать аналогичную же программу на национальном уровне.

-        Вы были главным советником министра культуры Италии?

-        Не главным, так как всего там пять человек, сконцентрированных на различных аспектах. Я была советником по исследовательской и образовательной политике. Министр культуры полностью реформировал внутреннюю структуру Департамента, и я участвовала в разработке сектора исследований и образования, и основала новую Школу культурного наследия, где сейчас служу директором.

-        Когда была создана эта школа?

-        Закон о школе вышел 11 декабря 2015 года. Я была назначена директором в феврале 2016-го. И по факту - начинали мы с нуля; хотя, если смотреть теоретически, можно было бы годами собирать мнения специалистов о том, какой должна быть школа. Новая школа может также опираться на две уже существующие институции: кроме Университета, работают два важных и престижных института Министерства культуры, занимающихся консервацией, реставрацией и образованием: это Istituto Superiore per la Conservazione e il Restauro и  Opificio delle Pietre Dure. Оба они очень активны в Италии и за рубежом; у них очень хорошая международная репутация. Наша школа может рассчитывать на них в плане разделов по консервации и реставрации. Но суть нашей школы не в реставрационном подходе.

-        Выступая на форуме, Вы сказали, что в Италии недостаточно менеджеров в сфере культуры.

-        Да, и это, похоже, общая проблема. Под культурным менеджером я имею ввиду человека, который одинаково сильно подготовлен и как специалист в определенной сфере наследия, и как функционер, который знает техники и методы управления и администрирования. И центр, на котором вторая компетенция держится – это превосходные специальные кураторские знания. Если мы посмотрим на ситуацию в Европе и США, то увидим, что кураторы зачастую – отличные специалисты. Но отличные реставраторы или кураторы не всегда компетентны в вопросах управления  и администрирования, которые нужны для управления тем или иным культурным учреждением. В 2009 году в США была основана новая школа - Center for Curatorial Leadership – для подготовки кураторов, которые бы стали лидерами и управленцами сложных культурных организмов, таких как музеи.

-        Для нас странно слышать, что в Италии есть такие проблемы. Принято считать, что Италия – один из лидеров мировой лиги реставрации и сохранении памятников.

-        И вы правы. Но мы также знаем, что культурное наследие – это не отдельная церковь или памятник археологии. Это сложный комплекс, сеть деревушек, монументов, археологических памятников, коллекций, ландшафтов, а также массы различных необычных специальностей и учреждений, которые возникли с тканью и жизнью этого культурного наследия.

-        Кто может быть преподавателем в Школе культурного наследия?

-        Прежде всего, это не только университетские профессора, это и люди, профессионально работающие в области консервации, защиты и управления культурным наследием, такие как официальные управляющие, эксперты в сфере наследия, директора музеев, специалисты учреждений.

-        Итальянский опыт является основной базой в Вашей программе или Вы также анализируете опыт Франции, Германии и других стран?

-        Я в первую очередь подумала про Францию, в которой - блестяще отработанная система подбора и обучения реставраторов и профессионалов-управленцев в сфере наследия, там также хорошая система различных школ. Любой зарубежный опыт должен быть проанализирован, но не может быть импортирован в неизменном виде, конечно же.

-        А как Вам кажется, итальянский опыт может быть использован в России?

-        Как всегда, никакой самый совершенный подход не может быть перенесен напрямую и столь же успешно применен на другой социальной, культурной, физической почве. Подходы, связанные с консервацией и сохранением, зависят от местной культуры и подвержены влиянию множества факторов (критично, например, соотношение с экологической политикой). Даже в Италии не прекращается дискуссия между специалистами, например, о том, нужно ли разрабатывать и реализовывать план по консервации и сохранению, который бы рассматривал итальянское культурное наследие как систему, а не как сумму отдельных составных сущностей. Возвращаясь к вашему вопросу: вы можете позаимствовать специальные техники или важные критические подходы, мысли. Моя позиция – в том, что не существует готовой модели, которую можно переносить из одной страны в другую.

-        Как долго длится обучение в Школе наследия?

-        Два года. Первый год – это анализ конкретных кейсов и теоретические занятия. Второй год – интернатура. Школа заключает соглашения с различными учреждениями, подведомственными Министерству культуры (музеи, библиотеки, архивы, институты), чтобы дать студентам возможность изучить весь процесс управления наследием и на деле почувствовать его сложность.

-        Как Вы оцениваете конференцию по образованию, которая прошла в рамках Культурного форума в Петербурге? В чем ее основная цель, если опыт импортировать невозможно?

-        Такие конференции – отличная возможность узнать, что происходит в других странах в плане консервации и сохранения, а также начать плодотворное сотрудничество. Мое впечатление, как я уже сказала, состоит в том, что в неизменном виде опыт и подходы невозможно экспортировать или применять. Такие конференции показывают, что даже благополучные вроде бы в плане наследия страны, как Франция, постоянно находятся в процессе выработки и адаптации своей политики к меняющемуся контексту и обстоятельствам. Из различных презентаций на конференции мы можем сделать вывод о том, что нам требуются превосходные разносторонне подготовленные специалисты-консерваторы, компетентность которых позволяла бы соответствовать все возрастающей сложности запросов сферы культурного наследия.

Беседовали Евгения Твардовская, Константин Михайлов


Источник /Хранители Наследия/



Возврат к списку