Условия использования
открытых данных
Исполнение поручений
и указов Президента РФ
Официальный портал Красноярского края
Министерство культуры Красноярского края
Министерство культуры Российской Федерации (Минкультуры России)
День победы. 70 лет
Портал государственных услуг Российской Федерации

Международный опыт: Воспитание кадров в области охраны и сохранении памятников истории и культуры

08.02.2017

Одной из ключевых тем секции «Сохранение культурного наследия» на V Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге, как мы уже рассказывали, стала тема образования хранителей. Какие специалисты сейчас востребованы? Где, кто и чему их учит? Есть ли универсальные Школы наследия? О передовом зарубежном опыте по этой теме «Хранители Наследия» поговорили с Марией-Луизой Катони - профессором, руководителем Школы наследия в Риме.


-        Мария Луиза, первый вопрос, который хотелось бы задать – личного характера. Каким был Ваш путь в мир культурного наследия?

-        Я изучала археологию в  Университете Пизы и Scuola Normale Superiore. Затем я получила работу в исследовательском институте в США, где проработала шесть лет. А в 2009 году я пришла в IMT School for Advanced Studies Lucca, где сейчас преподаю археологию и древнее искусство. Ну а тогда, в 2009-м, директор IMT попросил трех человек предложить проект по новой программе PhD по культурному наследию. Я посмотрела на мировую практику и лишний раз утвердилась в своем мнении, что именно в Италии образовательные программы по консервации и реставрации лучше всего разработаны и позиционированы. Затем я предложила программу PhD по анализу и управлению культурным наследием, в которой управленческие функции сопряжены с методами анализа культурного наследия: специалисты по археологии или архитектуре, или истории искусств получают навыки управления таким сложным и многогранным феноменом как культурное наследие. После нескольких лет довольно успешной работы этой программы в IMT School in Lucca, министр культуры попросил меня сделать аналогичную же программу на национальном уровне.

-        Вы были главным советником министра культуры Италии?

-        Не главным, так как всего там пять человек, сконцентрированных на различных аспектах. Я была советником по исследовательской и образовательной политике. Министр культуры полностью реформировал внутреннюю структуру Департамента, и я участвовала в разработке сектора исследований и образования, и основала новую Школу культурного наследия, где сейчас служу директором.

-        Когда была создана эта школа?

-        Закон о школе вышел 11 декабря 2015 года. Я была назначена директором в феврале 2016-го. И по факту - начинали мы с нуля; хотя, если смотреть теоретически, можно было бы годами собирать мнения специалистов о том, какой должна быть школа. Новая школа может также опираться на две уже существующие институции: кроме Университета, работают два важных и престижных института Министерства культуры, занимающихся консервацией, реставрацией и образованием: это Istituto Superiore per la Conservazione e il Restauro и  Opificio delle Pietre Dure. Оба они очень активны в Италии и за рубежом; у них очень хорошая международная репутация. Наша школа может рассчитывать на них в плане разделов по консервации и реставрации. Но суть нашей школы не в реставрационном подходе.

-        Выступая на форуме, Вы сказали, что в Италии недостаточно менеджеров в сфере культуры.

-        Да, и это, похоже, общая проблема. Под культурным менеджером я имею ввиду человека, который одинаково сильно подготовлен и как специалист в определенной сфере наследия, и как функционер, который знает техники и методы управления и администрирования. И центр, на котором вторая компетенция держится – это превосходные специальные кураторские знания. Если мы посмотрим на ситуацию в Европе и США, то увидим, что кураторы зачастую – отличные специалисты. Но отличные реставраторы или кураторы не всегда компетентны в вопросах управления  и администрирования, которые нужны для управления тем или иным культурным учреждением. В 2009 году в США была основана новая школа - Center for Curatorial Leadership – для подготовки кураторов, которые бы стали лидерами и управленцами сложных культурных организмов, таких как музеи.

-        Для нас странно слышать, что в Италии есть такие проблемы. Принято считать, что Италия – один из лидеров мировой лиги реставрации и сохранении памятников.

-        И вы правы. Но мы также знаем, что культурное наследие – это не отдельная церковь или памятник археологии. Это сложный комплекс, сеть деревушек, монументов, археологических памятников, коллекций, ландшафтов, а также массы различных необычных специальностей и учреждений, которые возникли с тканью и жизнью этого культурного наследия.

-        Кто может быть преподавателем в Школе культурного наследия?

-        Прежде всего, это не только университетские профессора, это и люди, профессионально работающие в области консервации, защиты и управления культурным наследием, такие как официальные управляющие, эксперты в сфере наследия, директора музеев, специалисты учреждений.

-        Итальянский опыт является основной базой в Вашей программе или Вы также анализируете опыт Франции, Германии и других стран?

-        Я в первую очередь подумала про Францию, в которой - блестяще отработанная система подбора и обучения реставраторов и профессионалов-управленцев в сфере наследия, там также хорошая система различных школ. Любой зарубежный опыт должен быть проанализирован, но не может быть импортирован в неизменном виде, конечно же.

-        А как Вам кажется, итальянский опыт может быть использован в России?

-        Как всегда, никакой самый совершенный подход не может быть перенесен напрямую и столь же успешно применен на другой социальной, культурной, физической почве. Подходы, связанные с консервацией и сохранением, зависят от местной культуры и подвержены влиянию множества факторов (критично, например, соотношение с экологической политикой). Даже в Италии не прекращается дискуссия между специалистами, например, о том, нужно ли разрабатывать и реализовывать план по консервации и сохранению, который бы рассматривал итальянское культурное наследие как систему, а не как сумму отдельных составных сущностей. Возвращаясь к вашему вопросу: вы можете позаимствовать специальные техники или важные критические подходы, мысли. Моя позиция – в том, что не существует готовой модели, которую можно переносить из одной страны в другую.

-        Как долго длится обучение в Школе наследия?

-        Два года. Первый год – это анализ конкретных кейсов и теоретические занятия. Второй год – интернатура. Школа заключает соглашения с различными учреждениями, подведомственными Министерству культуры (музеи, библиотеки, архивы, институты), чтобы дать студентам возможность изучить весь процесс управления наследием и на деле почувствовать его сложность.

-        Как Вы оцениваете конференцию по образованию, которая прошла в рамках Культурного форума в Петербурге? В чем ее основная цель, если опыт импортировать невозможно?

-        Такие конференции – отличная возможность узнать, что происходит в других странах в плане консервации и сохранения, а также начать плодотворное сотрудничество. Мое впечатление, как я уже сказала, состоит в том, что в неизменном виде опыт и подходы невозможно экспортировать или применять. Такие конференции показывают, что даже благополучные вроде бы в плане наследия страны, как Франция, постоянно находятся в процессе выработки и адаптации своей политики к меняющемуся контексту и обстоятельствам. Из различных презентаций на конференции мы можем сделать вывод о том, что нам требуются превосходные разносторонне подготовленные специалисты-консерваторы, компетентность которых позволяла бы соответствовать все возрастающей сложности запросов сферы культурного наследия.

Беседовали Евгения Твардовская, Константин Михайлов


Источник /Хранители Наследия/



Возврат к списку